«Комиинформ» публикует подробности судебного заседания, на котором было вынесено решение об отказе Л. Максимовой в удовлетворении заявленных требований.

Напомним, Лариса Максимова, ранее замещавшая должность первого заместителя председателя Правительства Республики Коми, и уволенная 29 мая 2019 года в связи с утратой доверия, подала исковое заявление к главе и Администрации главы Республики Коми о признании ее увольнения незаконным, восстановлении в прежней должности, взыскании средней заработной платы с момента увольнения до вступления в силу решения суда, а также компенсации морального вреда в размере 100 тысяч рублей и судебных расходов в размере 150 тысяч рублей.

В суде Л. Максимова оспаривала сам факт наличия у нее возможного конфликта интересов, из-за которого ее уволили (супруг истца с марта 2016 г. работает в АО “ККТ”, учредителем которого является Министерство Республики Коми имущественных и земельных отношений, которое она по своей деятельности курировала), и отказ работодателя в приеме ее заявления по уходу за ребенком в возрасте до трех лет.

Истец защищать ее интересы доверила своему мужу Игорю Максимову (заместитель генерального директора-главный инженер АО “ККТ”) и Леониду Рябинину (действующему сотруднику Управления Федеральной налоговой службы по Республике Коми).

В ходе судебного заседания, которое длилось несколько дней, были исследованы четыре тома письменных доказательств и записи с камер видеонаблюдения, представленные ответчиком, также в качестве свидетелей допрошено 13 человек, среди которых не только рядовые сотрудники администрации региона, но и высокопоставленные лица.

По этому гражданскому делу свидетельские показания дали первый заместитель председателя Правительства Коми – руководитель Администрации главы Коми Михаил Порядин, уполномоченный по защите прав предпринимателей в республике Игорь Бобков, начальник Управления Министерства юстиции РФ по Коми Татьяна Рыбко, министр имущественных и земельных отношений региона Александр Сажин, заместитель руководителя Администрации главы Коми – начальник государственно-правового управления главы Коми Марина Логинова (замещала данную должность до 29 июля 2019 г. ), генеральный директор АО “ККТ” Николай Тимушев и другие свидетели.

Так, Михаил Порядин в суде заявил, что из уважения к Л. Максимовой он трижды предпринимал попытки довести до нее позицию о наличии конфликта интересов и необходимости его своевременного урегулирования, на что получал категорический отказ.

В своих свидетельских показаниях Николай Тимушев сообщил, что он единолично определял условия оплаты труда Игоря Максимова. Л. Максимова на него влияние не оказывала. Ответчиком в суде был представлен протокол заседания совета директоров АО “ККТ”, проходившее непосредственно в рабочем кабинете Л. Максимовой в здании администрации региона. Н. Тимушев не смог пояснить судье, кто являлся инициатором данного заседания Совета директоров, и почему оно проходило в кабинете первого заместителя председателя Правительства.

А. Сажин как член Совета директоров АО “ККТ” не смог ответить судье на вопрос о законности проведения заседания Совета директоров коммерческой организации в рабочем кабинете Л. Максимовой.

Также Сажин не смог пояснить суду факты, озвученные ответчиком, а именно: АО “ККТ” больше года не приводило свою систему оплаты труда в соответствии с требованиями распоряжения Правительства Коми, которое сама же Максимова и подписала, что привело к тому, что супруг истца получил дополнительные неустановленные законом стимулирующие выплаты на сумму более 500 тысяч рублей.

На вопрос ответчика о том, когда А. Сажину, входящему в состав Совета директоров АО “ККТ”, стало известно, что И. Максимов, занимающий руководящую должность в АО “ККТ”, является супругом Л. Максимовой, он ответил, что получил эту информацию из неофициальных источников в 2017–2018 годах.

М. Логинова также многое из событий, произошедших 29 мая 2019 г. , не вспомнила, хотя являлась непосредственным их участником, и только оглашение в суде ответчиком свидетельских показаний других лиц позволили ей вспомнить тот день. Как установлено в суде, М. Логинова в 9 часов утра 29 мая 2019 г. зарегистрировала подписанное распоряжение главы Коми об увольнении Л,Максимовой по утрате доверия, а потом на протяжении получаса консультировала ее, как правильно написать заявление о выходе в отпуск по уходу за ребенком в возрасте до трех лет, при этом она не информировала Л. Максимову о факте принятия главой решения об увольнении.

На вопрос ответчика, почему она не информировала главу или руководителя Администрации о том, что Л. Максимова, пытаясь избежать наказания за коррупционное нарушение, пишет заявление о выходе в отпуск по уходу за ребенком, М. Логинова сказала, что это не входило в ее должностные обязанности.

Показания дала также Лариса Зинбахтина, руководитель секретариата председателя Правительства Коми. Она также в ходе допроса сослалась на свою забывчивость и не сопоставляла факты о том, что Л. Максимова отстранена от исполнения должностных обязанностей с 27 мая 2019 г. и что от нее в таком случае не могут поступать никакие поручения. Ответчиком в суде представлены доказательства того, что именно Л. Зинбахтина 29 мая 2019 г. выполняла ряд незаконных поручений отстраненной от должности Л. Максимовой, а также встречалась с супругом истца для передачи ему заявления о ее выходе в отпуск по уходу за ребенком, которое отделом кадров по законным основаниям не было принято. Установлено, что Л. Максимова два года скрывала факт наличия у нее ребенка, сведения о материнстве в личном деле отсутствовали.

Кроме того, в суде были озвучены факты злоупотребления правом со стороны истца. В частности, из свидетельских показаний Инны Рыжковой, Ольги Галль установлено, что представленное в суд вместе с иском рукописное заявление о выходе Л. Максимовой в отпуск по уходу за ребенком, датированное 9 часами 29 мая 2019 г. , которое позиционировалось истцом, как представленное в отдел кадров утром 29 мая 2019 г. , никогда в отдел по работе с кадрами Администрации региона не поступало.

Помощник прокурора Сыктывкара в своем заключении отметила, что в совокупности всех исследованных в ходе судебного заседания письменных доказательств, во взаимосвязи с полученными свидетельскими показаниями, полагает признать действия главы Коми, Администрации главы по увольнению Л. Максимовой в связи с утратой доверия законными и отказать истцу в удовлетворении заявленных требований.

В прениях сама Л. Максимова сообщила суду, что, решившись в декабре 2018 г. написать уведомление о наличии у нее конфликта интересов, надеялась на особый к ней подход со стороны уполномоченного органа (президиум Комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Республике Коми), однако со стороны работников Администрации региона увидела только формальный подход к ее персоне.

Лариса Максимова сообщила суду тот факт, что, несмотря на свой большой профессиональный опыт, 30-летний стаж работы и наличие наград, знакомить ее, второго человека в республике, с приказом об увольнении отдел по работе с кадрами направил какого-то специалиста первой категории, и по ее мнению, она такого отношения не заслуживает.

Л. Максимова просила суд принять решение в ее пользу, отмечая при этом, что хотя закон и суров, но это решение перечеркивает ее прошлое, настоящее и будущее.

В прениях выступил и супруг истца. И. Максимов остановился на составе Комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Республике Коми и ее президиуме, перечислив фамилии всех членов, включая руководителей правоохранительных органов региона. Он сказал, что данные органы являются инструментом сведения определенных счетов с неугодными лицами, члены комиссии и президиума не прошли специальное обучение и аттестацию, чтобы они имели право принимать такие кадровые решения.

Ответчик в своих прениях кратко остановился на основных доказательствах халатного отношения Л. Максимовой к соблюдению требований законодательства о противодействии коррупции. При этом ответчик настаивал, что проявленная истцом халатность к соблюдению требований закона привела не только к подрыву деловой репутации самой Л. Максимовой, но и к снижению доверия жителей республики к государственным органам, которые в силу своего зависимого положения от их решений, не должны сомневаться в нравственных качествах столь высоких должностных лиц, а также в законности и бескорыстности их действий.

Также ответчик отметил, что в случае удовлетворения исковых требований Л. Максимова вернется в ситуацию конфликта интересов (И. Максимов по прежнему работает в АО “ККТ”), принцип неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений будет подорван, а доверие жителей региона к существующей в России системе антикоррупционных мер будет потеряно.

После прений судья удалилась в совещательную комнату. В итоге исковые требования Л. Максимовой о признании ее увольнения незаконным, восстановлении в прежней должности, взыскании средней заработной платы с момента увольнения до вступления в силу решения суда, а также компенсации морального вреда в размере 100 тысяч рублей и судебных расходов в размере 150 тысяч рублей оставить без удовлетворения.

Источник: https://komiinform. ru/

Оставить комментарий»